международное правосудие журнал uncore

Первый выходящий на русском языке ежеквартальный журнал

Заказать помощь со статьей

Лучшие эксперты сервиса ждут твоего задания

от 5 000 ₽

Заказать помощь со статьей

Другие журналы в этой предметной области

5.2.2 математические статистические и инструментальные методы в экономике

Все понравилось. Рекомендую.

Сделать концепцию диссертационного исследования.

Ортодонтическое лечение пациентов с вынужденным положением нижней челюсти

Работаю не первый раз, всегда выручает.

Написание 3 главы кандидатской диссертации

Допрос несовершеннолетнего потерпевшего на стадии предварительного расследования

деятельность международных неправительственных организаций в кодификации международного морского права

Помогаем с подготовкой сопроводительных документов

Совместно разработаем индивидуальный план и выберем тему работы
Подробнее

Помощь в подготовке к кандидатскому экзамену и допуске к нему
Подробнее

Поможем в написании научных статей для публикации в журналах ВАК
Подробнее

Структурируем работу и напишем автореферат
Подробнее

Хочешь уникальную работу?

Больше 3 000 экспертов уже готовы начать работу над твоим проектом!

Наличие красного диплома УрГЮУ по специальности юрист. Опыт работы в профессии – сфера банкротства.
Уровень выполняемых работ – до магистерских диссертаций. Написание письменных работ для меня в удовольствие. Всегда качественно.

Пишу дипломы, курсовые, диссертации по праву, а также истории и педагогике. Закончила исторический факультет ВГПУ. Имею высшее историческое и дополнительное юридическое образование. В данный момент работаю преподавателем.

Образование:
ЮУрГУ (НИУ), Лингвистический центр, 2016 г. – диплом переводчика с английского языка (дополнительное образование);
ЮУрГУ (НИУ), г. Челябинск, 2017 г. – институт естественных и точных наук, защита диплома бакалавра по направлению элементоорганической химии;
СПХФУ (СПХФА), 2020 г. – кафедра химической технологии, регулирование обращения лекарственных средств на фармацевтическом рынке, защита магистерской диссертации.
При выполнении заказов на связи, отвечаю на все вопросы. Индивидуальный подход к каждому. Напишите – и мы договоримся!

Стаж педагогической деятельности в вузах Москвы 15 лет, автор свыше 140 публикаций (РИНЦ, ВАК). Большой опыт в подготовке дипломных проектов и диссертаций по научной специальности 12.00.14 административное право, административный процесс.

Помощь в написании магистерских диссертаций, курсовых, контрольных работ, рефератов, статей, повышение уникальности текста(ручной рерайт), качественно и в срок, в соответствии с Вашими требованиями.

Высшее юридическое образование, красный диплом. Более 5 лет стажа работы в суде общей юрисдикции, большой стаж в написании студенческих работ. Специализируюсь на написании курсовых и дипломных работ, а также диссертационных исследований.

Высшее экономическое образование. Мои клиенты успешно защищают дипломы и диссертации в МГУ, ВШЭ, РАНХиГС, а также других топовых университетах России.

Закончила ГУУ с отличием “Бухгалтерский учет, анализ и аудит”.
Выполнить разные работы: от рефератов до диссертаций.
Также пишу доклады, делаю презентации, повышаю уникальности с нуля.
Все работы оформляю в соответствии с ГОСТ.

Другие учебные работы по предмету

В ноябре 2022 года Суд Евразийского экономического союза вынес консультативное заключение по заявлению Евразийской экономической комиссии о разъяснении отдельных положений пункта 18 Протокола о порядке регулирования закупок, являющегося приложением № 25 к Договору о Евразийском экономическом союзе. Вопрос заявителя касался наличия у государств-членов обязанности имплементировать в национальное законодательство способы обеспечения заявки на участие в закупке, поименованные в упомянутой норме: банковскую гарантию и гарантийный денежный взнос. Поводом для обращения в Суд послужило отсутствие у государств-членов единой позиции по данному вопросу. Анализ внутригосударственных законодательств показал, что в каждом из них допускается принятие банковской гарантии, в то время как гарантийный денежный взнос предусмотрен не везде. В комментируемом консультативном заключении Суд Евразийского экономического союза констатировал, что в ситуации отсутствия в национальном законодательстве способов обеспечения закупки, предусмотренных правом Евразийского экономического союза, законодательство государства-члена подлежит приведению в соответствие с правом интеграционного объединения. Несмотря на специальный характер предмета консультативного заключения, его значение для правоприменительной практики заключается в используемых Судом методах интерпретации и видах правовой аргументации. Суд Евразийского экономического союза обращается к буквальному, грамматическому и телеологическому толкованию, используя аргументы полезного действия и a contrario. В рамках телеологического толкования прослеживается последовательность целей, которые Суд принимает во внимание: универсальная цель интеграции, её реализация в виде развития экономик и повышения их конкурентоспособности, а также формирования единого рынка, а затем цель отдельной сферы правового регулирования, которой в рассматриваемом случае являются государственные закупки. Обосновывается, что практика Суда Евразийского экономического союза демонстрирует эволюцию методов толкования и видов правовой аргументации. Высказывается мнение, что логика толкования и правовой аргументации, используемая в рассматриваемом консультативном заключении, способна служить моделью для будущих судебных актов.

ВОЗМОЖНО ЛИ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ГАТС?
КОММЕНТАРИЙ К РЕШЕНИЮ МЦУИС ПО ДЕЛУ MENZIES MIDDLE EAST AND AFRICA S. A ND AVIATION HANDLING SERVICES INTERNATIONAL LTD. R EPUBLIC OF SENEGAL

Вопрос о возможности применения положений о режиме наибольшего благоприятствования к вопросам разрешения споров иностранного инвестора с государством является предметом дискуссий уже в течение целого ряда лет. Практика международных инвестиционных арбитражей не даёт однозначного ответ на вопрос, можно ли «импортировать» более благоприятные, по мнению инвестора, нормы о разрешении споров из других международных инвестиционных соглашений государства, принимающего инвестиции. Так, например, в деле Maffezini v. Spain арбитраж пришёл к выводу, что это возможно, а в ряде других споров, например в деле Euram v. Slovakia, арбитражи не поддержали такой подход. Данный вопрос ещё более осложняется, когда иностранный инвестор пытается использовать не инвестиционные, а иные международные соглашения, которые затрагивают регулирование иностранных инвестиций, и содержащие в них положения о режиме наибольшего благоприятствования. Такая попытка была предпринята в споре Menzies Middle East and Africa S. A. and Aviation Handling Services International Ltd. v. Republic of Senegal, который был передан в МЦУИС. Несмотря на отсутствие инвестиционного соглашения у государства инвестора с Сенегалом, истец утверждал, что арбитраж МЦУИС может рассматривать этот спор, потому что возможность обращения в МЦУИС предусмотрена в договорах Сенегала с третьими странами и это согласие может быть распространено и на настоящий спор посредством нормы о предоставлении режима наибольшего благоприятствования, содержащейся в статье II Генерального соглашения по торговле услугами. В статье анализируется решение арбитража по данному спору и указывается на некоторые слабые места в позиции арбитража, однако в целом автор данной статьи соглашается с решением по указанному делу.

SCRIPTORIUM

Количество проблем в области прав человека, привлекающих и заслуживающих внимания во всём мире, несомненно, растёт. Одной из таких проблем является дискриминация по признаку возраста. Один из факторов, который может привести к реальным изменениям в данной области, это ответ на вопрос о том, реагируют ли на данную проблему судебные органы (в том числе и Европейский Cуд по правам человека) и каким образом. Возраст не упоминается ни в одном из положений Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, и практика Европейского Суда по правам человека в данной области недостаточно развита и довольно фрагментарна. Только в 2010 году Суд впервые, по крайней мере косвенно, признал, что возраст подпадает под категорию «иного статуса» для целей статьи 14 Конвенции. Несмотря на то что с тех пор Европейский Суд вынес ограниченное количество постановлений по делам о возрастной дискриминации, тем не менее сложились определённые подходы. Так, Европейский Суд при рассмотрении дел о возрастной дискриминации предоставляет государствам – членам Совета Европы широкую свободу усмотрения, что объясняется отсутствием общего подхода или консенсуса при установлении ими мер в определённых сферах правового регулирования. Практика Европейского Суда также демонстрирует, что в тех случаях, когда речь идёт о нескольких запрещённых основаниях для дискриминации, включая возраст, предпочтение будет отдаваться анализу более традиционных признаков, например запрету дискриминации по признаку пола. Вместе с тем принятие Европейским Судом антистереотипного подхода может способствовать эволюции и изменениям при рассмотрении дел о возрастной дискриминации, и, возможно, заявители постепенно получат необходимую защиту.

JUS COMMUNE

Согласно традиционному представлению, вопросы публичного порядка относятся к международному частному праву, где отсылка к публичному порядку государства используется как основание для отказа суда применять иностранный закон или признавать и исполнять иностранное судебное или арбитражное решение. Однако в последнее время концепция публичного порядка прочно укоренилась в международном публичном праве, где она используется в широком и узком смыслах своего значения. Публичный порядок в узком смысле представляет собой одно из предусмотренных международным договором оснований для правомерного отказа государства исполнять свои обязательства в рамках данного договора. Публичный порядок в широком смысле представляет собой совокупность норм, являющихся фундаментальными для того или иного международного правопорядка и обеспечивающих его устойчивость и эффективность. В статье вопросы реализации концепции публичного порядка в широком и узком смыслах рассматриваются на примере решений судов региональной экономической интеграции – Суда ЕС и Суда ЕАЭС. Показывается, каким образом Суд ЕС решал вопрос о публичном порядке как об одном из исключений, предусмотренных учредительными договорами ЕС, применительно к рыночным свободам единого внутреннего рынка, а также отмечается желание суда взять под свой контроль применение этой оговорки государствами – членами ЕС. Кроме того, объясняются причины использования Судом ЕС концепции публичного порядка в широком смысле, в первую очередь в вопросах признания и исполнения национальными судами государств – членов ЕС иностранных арбитражных решений. Относительно практики Суда ЕАЭС в этих вопросах можно отметить, что вопросы публичного порядка в обоих смыслах ещё не стали предметом детального рассмотрения этим судом и лишь начинают кратко упоминаться в особых мнениях отдельных судей.

JUS CRIMINALE

Александр Евсеев, Алана Сиукаева

В настоящей статье анализируются процессуальные и психологические аспекты отбывания наказания международными преступниками. Отдельное внимание уделено их жизни после выхода на свободу и проблемам, возникающим в связи с их реинтеграцией в общество. Сделана попытка выделить основные психотипы преступников исходя из их отношения к совершённым международным преступлениям и оценки собственной роли в содеянном. В статье делается вывод о том, что длительная тюремная изоляция в целом способствует снижению криминогенного потенциала таких лиц. На конкретных примерах показаны стратегии успешного и провального построения собственной карьеры после отбытия наказания. Особое внимание уделено ситуации, сложившейся в отношении осуждённых Международным трибуналом по Руанде, которые в течение нескольких лет не могут ни вернуться на родину, ни получить пристанища в третьей стране. В связи с этим делается вывод о слабой координации сотрудничества между органами международного уголовного правосудия, с одной стороны, и национальными властями – с другой. Отдельному рассмотрению подвергается вопрос о целях наказания, которые преследуют органы международного уголовного правосудия. В их числе справедливое воздаяние, общая и специальная превенция. Более сложным считается вопрос о возможности реабилитации международного преступника. На первый взгляд, названная цель традиционно ставится перед судами и системой исправительно-трудовых учреждений на национальном уровне. Вместе с тем содеянное международным преступником свидетельствует о столь глубокой деформации человеческой личности, что едва ли традиционные средства исправления могут оказаться в данном случае эффективными. Тем не менее практика ряда международных уголовных трибуналов, прежде всего Международного трибунала по бывшей Югославии, свидетельствует о возможности исправления такого преступника, если содеянное им было совершено по принуждению. В заключение делается вывод о том, что восприятие международного преступника после отбытия наказания и возвращения на родину во многом определяется теми ценностями, которые разделяются местным населением в целом.

LEX MERCATORIA

Дарья Боклан, Никита Синицин

Развитие международных экономических отношений привело к возникновению таких независимых друг от друга механизмов разрешения споров, как Орган по разрешению споров Всемирной торговой организации (ОРС ВТО) и международный инвестиционный арбитраж. Однако в последние годы растёт число случаев, когда спор с идентичными фактическими обстоятельствами одновременно рассматривается в ОРС ВТО и в международном инвестиционном арбитраже. В результате между этими двумя форумами наблюдаются процессуальные и материальные пересечения. Вопрос о том, имеет такая тенденция позитивный или негативный эффект, до сих пор остаётся открытым. С одной стороны, тот факт, что разрешение международного спора в целом может осуществляться несколькими международными судебными учреждениями, даёт спорящим сторонам возможность выбрать специализированный и высокопрофессиональный орган по разрешению споров, что делает такое разрешение эффективным. С другой стороны, наличие нескольких форумов по разрешению споров, основанных на одних и тех же фактах, ещё больше усугубляет фрагментацию международного экономического права. Статья посвящена анализу некоторых аспектов юрисдикции ОРС ВТО и международного инвестиционного арбитража в контексте возможного пересечения в области как процессуального, так и материального права. В статье делается вывод о том, что прямой конкуренции между указанными форумами нет. При этом для устранения ряда негативных эффектов от пересечения их юрисдикции доктрина res judicata и систематическое толкование не являются эффективными инструментами. Разрешить проблемы пересечения юрисдикции ОРС ВТО и международного инвестиционного арбитража представляется возможным в том случае, если предыдущие решения одного из форумов смогут оцениваться другим форумом в качестве фактических доказательств по делу, а толкование, данное одним форумом, будет приниматься во внимание при вынесении решения другим форумом.

OPINIO JURIS

Традиционно международный обычай считается одним из основных источников международного права. Однако во второй половине ХX века в международном обычном праве стали происходить серьёзные изменения, накопление которых к концу столетия позволило говорить о появлении современного международного обычного права (англ.: modern customary international law), которое разительно отличается и даже противопоставляется классическому международному обычному праву. Динамика развития международного обычного права привела к появлению жёсткой конструкции современного международного обычая, которая слабо согласуется с принципом суверенного равенства государств. Новые подходы к выявлению обычных норм привели к тому, что обычай мог появиться за короткий срок и становился обязательным для всех государств, за исключением тех, которые постоянно возражали против него на стадии его формирования. При этом процесс создания обычая позволяет опираться только на практику активного меньшинства государств при условии отсутствия значительного несогласия со стороны других государств. Ещё одним отличием современного обычая является то, что он не предусматривает оговорок и его ратификации государствами, а также одностороннего выхода государств из него. Серьёзную озабоченность вызывает тенденция со стороны международных и национальных судов лишь декларировать наличие той или иной нормы обычного права без каких-либо убедительных и аргументированных обоснований. Неспособность для государств на многостороннем уровне скорректировать риски, связанные с обычаями, привела к тому, что такие меры стали приниматься государствами индивидуально. Так, национальные суды стали приравнивать обычай к международному договору в том, что в обоих случаях всегда необходимо явно выраженное согласие государства. К сожалению, такая чёткость в отношении обычая по-прежнему отсутствует в российском правопорядке, оставляя открытым вопрос о порядке разрешения коллизий, которые могут возникнуть между обычной нормой международного права и положениями национального права, в том числе и положениями Конституции.

JUS GENTIUM PRIVATUM

В условиях интернационализации и цифровизации экономики потребность бизнеса, общества и государства в специальном правовом регулировании, которое учитывает особенности взаимодействия территориальности интеллектуальных прав и свободы движения товаров и услуг, снижает риск правовой неопределённости и непредвидимости, происходящий из различий национальных законов, неуклонно возрастает. Одним из эффективных методов решения названных задач является международная унификация международного частного права в сфере интеллектуальной собственности. В статье на основе сравнительно-правового анализа исследуются подходы к международной унификации положений международного частного права в сфере интеллектуальной собственности, выработанные при подготовке Международного кодекса поведения в области передачи технологий под эгидой ЮНКТАД, конвенций, разработанных Гаагской конференцией по международному частному праву в рамках Судейского проекта, а также документов международной региональной унификации. Кроме того, анализируются причины, препятствующие достижению консенсуса между государствами по унификации коллизионных норм и норм международного гражданского процесса в сфере интеллектуальной собственности. В частности, внимание уделено различающимся в праве отдельных государств основаниям и пределам применения императивных материальных норм права страны, в отношении которой испрашивается защита (lex loci protectionis), регулирующих осложнённые иностранным элементом частноправовые отношения в сфере интеллектуальной собственности, их квалификации как норм непосредственного применения и как положений, являющихся элементом публичного порядка, а также их влиянию на свободу договора, пределы автономии воли сторон, арбитрабельность споров, право сторон на выбор суда. Опыт межгосударственной универсальной и региональной унификации норм о праве, подлежащем применению к отношениям, связанным с интеллектуальными правами, норм об арбитрабельности, международной подсудности, признании и исполнении иностранных судебных решений по гражданским и коммерческим спорам, связанным с интеллектуальной собственностью, представляет интерес при дальнейшем поиске компромисса по названным вопросам на межгосударственном уровне, а также при развитии национального законодательства о международном частном праве.

ACADEMIA

В статье рассматривается проблема необязательной силы суждений экспертных договорных органов по правам человека – одна из основных проблем функционирования всей системы договорных контрольных органов, созданных в рамках универсальных международных соглашений о правах человека. Эффективность контрольного механизма договорных органов по правам человека во многом зависит от того, какое влияние на национальные правопорядки оказывают суждения договорных органов. Практика договорных органов в первую очередь влияет именно на национальное законодательство и защиту прав человека на национальном уровне, при этом она может оказывать влияние и на развитие международного права. Цель статьи – проследить, как менялось отношение международного сообщества в лице Международного Суда Организации Объединённых Наций и Комиссии международного права ООН, а также государств к суждениям, принимаемым договорными органами по правам человека, к их значению для международного и национального права. Отсутствие обязательной юридической силы суждений договорных органов не означает, что они вовсе не обладают каким-либо правовым значением. Напротив, государства, признавая значимость суждений договорных органов, используют различные механизмы для реализации таких суждений. В связи с этим в статье проводится анализ практики международных органов, а также практики обращения национальных судов государств – участников соглашений по правам человека к суждениям договорных органов. Анализ практики государств свидетельствует о том, что суждения договорных органов всё чаще используются в национальных судах. Обращение к суждениям договорных органов при толковании прав человека в значительной степени зависит, вероятно, от авторитетности договорных органов и конкретных положений, содержащихся в суждениях. При этом в отсутствие полномочий по вынесению обязательных суждений договорным органам следует стремиться обеспечивать легитимность посредством внутренних процедур и ясности правового обоснования суждений. Кроме того, оценка возможности полномочий договорных органов толковать договоры по правам человека, за которыми они призваны наблюдать, имеет значение в свете норм международного права о толковании договоров.

Выработка общих принципов права ЕС обоснованно считается одним из наиболее важных достижений Суда ЕС, внёсших значительный вклад в развитие правовой системы Союза. Общие принципы права ЕС выполняют тройную функцию, позволяя восполнить пробелы в правовом регулировании, толковать акты вторичного права и являясь самостоятельным основанием контроля законности актов институтов ЕС, а также действий государств-членов. Суд ЕАЭС начиная с 2016–2017 годов также осуществляет формирование общих принципов права Союза, включающих среди прочего принципы пропорциональности, non bis in idem, а также уважения конституционных прав и свобод человека и гражданина. Принцип правовой определённости, согласно которому установленные в рамках ЕС правила должны позволить заинтересованным лицам чётко понимать объём наложенных на них обязательств, можно смело называть одним из наиболее сложных и многогранных общих принципов права ЕС. Как показывает анализ практики Суда ЕС, данный принцип имеет два основных измерения. Первым выступает требование ясности правовых актов. При этом контроль его соблюдения со стороны Суда ЕС включает не только оценку содержания акта путём выявления возможных противоречий, но и проверку таких его формальных атрибутов, как опубликование, а также указание правовой базы, то есть нормы права ЕС, на основании которой принят оспариваемый акт. Вторым измерением является темпоральное, предопределяющее, по общему правилу, запрет обратной силы актов ЕС. Наконец, данный принцип активно используется Судом ЕС и как средство аргументации. Принцип правовой определённости также нашёл широкое отражение в практике Суда ЕАЭС и до него – в практике Суда ЕврАзЭС, посвящённой таможенным правоотношениям. Данный принцип проверяется Судом ЕАЭС в аспекте ясности и непротиворечивости решений Комиссии. В свою очередь темпоральный аспект данного принципа применён Судом ЕАЭС в деле Дельрус II, что позволило Суду сформировать подход к исчислению пресекательных сроков применительно к исполнению его решений.

JUS HOMINUM

В статье исследуется ситуация с признанием права на забастовку в системе международных трудовых норм Международной организации труда. Дискуссия о праве на забастовку, ведущаяся в МОТ с 2012 года, а также имевшая место в ходе 110-й сессии Международной конференции труда в 2022 году, заставляет вновь обратиться к вопросу о месте этого права в системе норм МОТ. Целью работы является подробный обзор применения права на забастовку в актах и документах МОТ на разных этапах деятельности организации и в контексте развития её международных трудовых норм и контрольных механизмов. Опираясь на официальные документы организации и её различных органов, в том числе надзорных, автор данной статьи представил историческую динамику формирования и развития подходов к праву на забастовку в МОТ. Используемыми автором источниками являются в том числе малоизученные в научной литературе документы МОТ. Контрольными органами МОТ было сформировано достаточно большое количество решений и выводов, в которых право на забастовку выводится, прежде всего, из норм Конвенции № 87 о свободе объединений и защите права объединяться в профсоюзы. В своих подходах к праву на забастовку надзорные органы МОТ в настоящее время опираются на устоявшуюся практику толкования и применения норм о свободе объединения. Вместе с тем частью процессов изменения глобальной расстановки сил в последние три десятилетия является существенное институциональное ослабление профсоюзного движения как на национальном, так и на глобальном уровнях. Это создаёт возможность для действий, направленных на ослабление системы международных трудовых стандартов. Развитие системы международных трудовых стандартов будет непосредственно связано с активностью работодателей и трудящихся и их способностью прийти к совместному пониманию и соглашению о необходимости восстановления глобального социального баланса.

Наталия Ерпылева, Ирина Гетьман-Павлова, Александра Касаткина

Категории взаимности и международной вежливости хорошо известны и часто упоминаются в российской судебной практике. Однако анализ этой практики показывает, что российское судейское сообщество не понимает ни генезиса, ни юридической природы, ни специфики данных понятий. В сознании судей «принцип взаимности берёт своё начало из международной вежливости», хотя на самом деле всё обстоит ровно наоборот – принцип взаимности появился в праве значительно раньше международной вежливости (которая, в свою очередь, оказывается в расчёте на взаимность). Взаимность и вежливость в российских судебных актах часто рассматриваются как один принцип, хотя это различные категории, имеющие разную юридическую природу и требующие различного отношения при их применении. Во многих судебных актах взаимность и вежливость характеризуются как общепризнанные принципы международного права, что представляется ошибочным. Взаимность можно считать общепризнанной нормой международного права, признаваемой на универсальном уровне, но не обладающей высокой императивностью. Вежливость имеет доктринальное происхождение, в основном понимается как международное обыкновение, но может иметь законодательное закрепление. Для российской судебной практики характерно понимание вежливости как международного обыкновения. Взаимность имеет обычно-правовое происхождение, в настоящее время она закреплена в международных договорах и национальном законодательстве. В российской судебной практике принцип взаимности применяется как норма международного обычая. Такой подход является правильным, но суды не различают понятий «коллизионная», «материальная» и «процессуальная» взаимность, что приводит к прямым нарушениям российского законодательства. При написании статьи применялись сравнительно-правовой, историко-юридический, догматический и формально-логический методы. В заключение сделан вывод, что необходимо подготовить информационное письмо Пленума Верховного Суда РФ, в котором с примерами из судебной практики будут разъяснены принципы взаимности и международной вежливости, определены возможности и границы их применения, установлены параметры для доказывания соблюдения этих начал судами других государств.

DISCUSSIO

Вопрос о территориальной принадлежности города Иерусалима является одним из наиболее острых противоречий в рамках арабо-израильского конфликта. Несмотря на то что данная проблематика привлекла значительное внимание отечественных политологов, историков и регионоведов, в российской юридической доктрине иерусалимская проблема на текущий момент изучена относительно слабо. В статье делается попытка обобщить все основные подходы к данной проблематике, встречающиеся в зарубежной правовой науке. Проводится сравнительный анализ официальных позиций ключевых акторов по вопросу о принадлежности Священного города – Палестины, Израиля, а также органов Организации Объединённых Наций и в особенности Совета Безопасности. Рассматриваются возможные практические пути решения данной проблемы с учётом необходимости равного обеспечения интересов заинтересованных этнополитических общностей, принципа равноправия и самоопределения народов. Анализируется возможный исход инициированного Палестиной в Международном Суде ООН в 2018 году дела о переносе американского посольства в Иерусалим, а также перспективы принятия нового консультативного заключения Международного Суда касательно действий Израиля в Восточном Иерусалиме и районе Западного берега реки Иордан в свете практики Международного Суда и текущей политической обстановки. Для определения суверенной принадлежности спорной территории прослеживается история вопроса начиная с того момента, как Иерусалим был отторгнут у последнего бесспорного суверена – Османской империи. После реконструкции последовательности юридически значимых событий автор приходит к выводу, что суверенитет над Священным городом всё ещё остаётся в состоянии неопределённости или, иными словами, в «отложенном состоянии». Территориальный статус Иерусалима ещё предстоит разрешить политическим путём. Наиболее эффективным и наименее конфликтогенным способом в этом отношении видится установление кондоминиума Израиля и Палестины в сочетании с временным механизмом наднационального контроля.

Перспектива создания универсального института разрешения инвестиционных споров между государствами, принимающими инвестиции, и инвесторами видится всё менее реализуемой в условиях кризиса международных отношений, тенденции к фрагментации мировой экономики на геополитические блоки с закрытым кругом участников и делением на своих и чужих, дружественных и недружественных. По этой причине можно ожидать, что многие предложения по реформированию международного инвестиционного арбитража, обсуждаемые с 2017 года Рабочей группой III Комиссии Организации Объединённых Наций по праву международной торговли, будут пересмотрены. Поскольку в кризис количество споров имеет свойство увеличиваться, а не снижаться, а международные форумы разрешения споров становятся всё более востребованными в силу отсутствия связи с национальным правопорядком и минимальным контролем со стороны государств, международный инвестиционный арбитраж не теряет своей актуальности. Однако можно предположить, что под влиянием экономической и политической нестабильности в мире международный инвестиционный арбитраж будут ожидать значительные изменения. Именно тому, как будет трансформироваться институт разрешения инвестиционных споров между государствами и инвесторами, посвящена данная статья. В статье анализируются как структурные проблемы международного инвестиционного арбитража, связанные с несовершенством и недостатками именно указанного способа разрешения споров, так и контекст, в котором существует институт (введение односторонних экономических мер в отношении некоторых государств, ограничения в доступе к правосудию для лиц, на которых распространяются санкции, тенденция к регионализации, изменение внешнеполитического курса государств). Автор приходит к выводу о том, что успешность того или иного предложения по реформированию международного арбитража будет зависеть от того, насколько указанное предложение отвечает национальным интересам каждого конкретного государства. Одновременно повысится востребованность азиатских арбитражных учреждений, менее подверженных санкционной политике, а также будут создаваться новые арбитражные институты в рамках региональных объединений.

PERSONALIA

Вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина, ответственности в форме возмещения материального ущерба, причинённого в результате совершения международных преступлений, и восстановлению нарушенных прав отводится особое место в широком спектре научных интересов профессора Л. Н. Галенской, отметившей в 2022 году славный юбилей. Столь значимое событие и весомый вклад этого учёного-юриста в развитие международно-правовой науки заслуживают особого внимания и уважения. Сквозь призму научных изысканий Л. Н. Галенской в статье раскрывается существующий в отдельных государствах механизм доступа к правосудию, который обеспечивает пострадавшему от международного преступления, совершённого вне пределов государства суда, право на возмещение материального ущерба. В исследовании приводятся некоторые выборочные примеры из практики международных и национальных судов для иллюстрации того, какую роль могут играть внутренние механизмы в возмещении подобного вреда. В современном мире всё больше внимания уделяется правам жертв на возмещение вреда, а не только наказанию виновных. История свидетельствует о том, что потерпевшие не всегда могут добиться возмещения ущерба за международные преступления внутри страны, в ряде случаев они подают иски в суды иностранных государств исходя из иных принципов юрисдикции, нежели территориальность. Эта дополнительная возможность связана с доктриной универсальной гражданской юрисдикции. Жертвы международных преступлений подлежат государственной защите, им должна предоставляться возможность собственными действиями добиваться восстановления своих прав и законных интересов, в том числе в рамках гражданского судопроизводства. Кроме того, в статье делается вывод о том, что в законодательстве Российской Федерации следует закрепить правило универсальной гражданской юрисдикции российских судов в отношении рассмотрения требований о возмещении ущерба жертвам международного преступления.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
СДО от Почты России
Добавить комментарий